13.02.19 

Воздушный ас Харисов: «Без авиации сражения не выиграть»Летчик Александр Харисов установил возрастной рекорд - в 66 выполнял полеты на штурмовике Су-25.

 

Он единственный среди военных летчиков нашего государства, который в свои 66 поднимал в небо боевую машину. Почему заместитель командующего Воздушными силами Украины пригласил военного летчика первого класса полковника Александра Харисова забыть на некоторое время о заслуженном отдыхе и вернуться в строй? Об этом, а также о неудачах и опыте военных летчиков в войне с российским агрессором, о желании снова и снова подниматься в небо - в разговоре с рыцарем неба, который непосредственно причастен к развитию военной авиации Украины, искренним и откровенным человеком, Александром Харисовым.

 

В прошлом году ему исполнилось 66, а он еще поднимал в небо свой любимый штурмовик Су-25. Делал бы это и теперь. Врачи не разрешают. Намекают на возраст. Он сердится. Потому как был знаком с летчиком, у которого за плечами было еще больше лет, но тот летал....

Линзы, как в граненом стакане, почку удалили, а он - летал

В свое время Александр Харисов общался с летчиком из Израиля по фамилии Иегуда Арбель. Тот не обходился без очков. Наш пилот обратил тогда внимание на стекла - толстые, как у граненого стакана. «Мне еще и почку удалили», - не скрывал израильтянин. Несмотря на это, израильский ас неба входил в первую десятку лучших летчиков мира! На вопрос нашего пилота, как израильтянина медики допускают к полетам, тот ответил, что в его стране ценят опытных летчиков. «К счастью, - шутит Александр, - у меня две почки, но садиться за штурвал запрещают». Полковник Харисов продолжает работать. Его опыт и знания используют для обучения молодых пилотов.

Звонок от генерала

В 2014-м ему было 62. В один из тех тревожных дней марта позвонил генерал-лейтенант Василий Никифоров, тогда он служил заместителем командующего Воздушными силами. Был тем генералом, которого очень уважали военные авиаторы. За мастерство, за мужество, в конце концов, за человечность. К сожалению, Никифорова уже нет с нами. На время звонка генерала Харисов уже 12 лет находился в запасе.

- Никифоров был моим однокашником по училищу и другом по жизни, - рассказывает Александр Харисов. - Это он попросил прийти на помощь в 2014-м. Не хватало летчиков, особенно на Су-25. Ситуация сложилась так, что опытом полетов обладали только старшие по возрасту. Другие летали мало или очень мало. Конечно, я согласился на предложение генерала и выехал в бригаду штурмовой авиации на случай необходимости вывода техники из-под удара. Впрочем, разрешение на полеты ему дали только в ноябре, то есть через несколько месяцев. До сих пор с горечью вспоминает те дни. Не смог быть летом там, где был нужен. Бюрократия бессмертна. Даже во время войны.

Пройдя тернии комиссии, Харисов оседлал родной для него Су-25, но уже в роли гражданского. Летал старшим пилотом-инструктором. Кроме инструкторских полетов, поднимался в небо для совершенствования личного мастерства, иногда заступал на боевое дежурство. В те дни ему пригодился также бывший опыт подготовки летчика для выполнения заданий во время войны в Афганистане. Сам он в «Афгане» не летал. Учил это делать других на территории одного из военных округов, дислоцировавшегося недалеко от страны, где шла война.

Врага надо было бить c воздуха на марше

- Афганский опыт ведения боевых действий авиацией на Донбассе надо было использовать с учетом новых условий, - говорит Александр Харисов. - Здесь враг применял против нас другое оружие. Как именно должны были действовать? В первую очередь летать на низких высотах, ниже зоны поражения зенитно-ракетных комплексов. Это шанс спасти самолет в боевых условиях. На самом деле, сначала летали, как в Афгане, на средних высотах, поскольку не было достоверных разведданных о характере противовоздушной обороны противника. Потом, после горестных потерь, перешли на предельно-низкие высоты.

Кроме того, в штурмовой авиации наиболее эффективно летать «парами», а еще лучше - «звеньями». Это дает возможность взаимного огневого прикрытия. Но у нас из двух штурмовых полков осталась одна бригада, не хватало летного ресурса и подготовленных летчиков. Не было надежного целеуказания, особенно на начальном этапе боевых действий.

Штурмовую авиацию пехотные начальники использовали вместо артиллерии против взводных опорных пунктов и блокпостов. А должны были бы с ее помощью изолировать районы боевых действий уничтожением резервов и бронетехники и войск на марше. В частности, на подступах к Иловайску надо было громить броню врага на марше.

Саша, это ты хулиганишь?

На странице Харисова в Фейсбуке обратил внимание на видео одного из полетов. Боевой самолет пролетает над краем моря на низкой высоте. На лицах некоторых из отдыхающих - испуг.

- Саша, это не ты хулиганишь? - спрашивает один из посетителей.

- Я таким не страдаю! - отвечает Харисов.

- И никогда не возникало желания проверить себя на минимальной высоте? - спрашиваю у полковника.

- Бывало, в молодости, да и теперь тренировался на «преступно-низких» высотах, но по плану боевой подготовки, а не ради того, чтобы что-то себе доказать, пугая кур, - рассказывает летчик. - Больше всего запомнился случай с женой генерала, начальника гарнизона в пгт Тоцкое-2. Она как раз вышла из дома. А здесь я просвистел над головой: привел «пару» из парада. Ведомый Саня Воробьев попросил пройти на уровне его балкона, где должна была ждать «шоу» его жена. Чего не сделаешь для друга? Кажется, женщина тогда упала с ног. Пожаловалась мужу-генералу. Получил тогда, как говорится, два в одном: погоны с очередным званием майора ко Дню воздушного флота и шею намылили в виде выговора. Это был урок. С тех пор пропало желание выкаблучиваться не по заданию.

По его словам, летчики сейчас действительно часто отрабатывают полеты на низких высотах, потому что это возможность избежать поражения в боевых условиях.

Каждый пилот имеет право на... ошибку

О причинах катастрофы Су-27, на борту которого находились американский пилот Неринг и наш полковник Петренко (произошло это во время совместных учений осенью в 2018-м на Винничине), Харисов не стал говорить. Озвучивать всем свое мнение не может, чтобы не навредить расследованию, да и не имеет на это морального права. Это дело комиссии по расследованию. В 2016-м он входил в состав такой комиссии.

Выясняли причины аварии самолета. Говорит, нельзя согласиться с тем, что после таких ситуаций за дело сразу берется военная прокуратура. По его мнению, сначала место катастрофы должны были бы осмотреть специалисты. Им предстоит сделать основные выводы. По его словам, за руки приходилось останавливать следователя, чтобы не трогал важную деталь разбитого после падения самолета. Специалисты не меньше, чем следователи, заинтересованы в объективности. Ведь это залог предупреждения других возможных аварий и катастроф.

- Я лично знал полковника Ивана Петренко, погибшего вместе с американским летчиком, - говорит Харисов. - Выполнял с ним инструкторские полеты в Озерном. Делали это по плану ежегодных проверок. Он - опытный летчик. Но, кроме человеческого фактора, есть еще и другие причины. Их называют «непредвиденные факторы». Комиссия по расследованию сделает выводы достоверных основных, непосредственных и сопутствующих причин. И даже человеческий фактор, если он окажется, не означает вины летчика. Пилот имеет право на ошибку. Это предусмотрено мировой методикой расследований летных происшествий. Знают ли о таком наши прокуроры и военное начальство из Генштаба и Минобороны?

Шри-Ланка, полеты в сезон дождей

Грузия, Экваториальная Гвинея, некоторые другие страны... В них Харисову приходилось пилотировать боевые машины. Из зарубежных командировок, пожалуй, больше всего запомнилась в островную Шри-Ланку. По поручению начальника Генштаба и

Командующего ВС, Харисов в Шри-Ланке выполнял облеты самолетов МиГ-27. После их ремонта на Львовском авиаремонтном заводе шриланкийцы покупали четыре машины для нужд своей армии. В заводской команде он был вместе с еще одним пилотом, а также инженерами и техниками. Прежде чем передать технику, предстояло провести их облет на месте доставки: выполнить по два полета по 30-40 минут на каждую машину. - Мы, два летчика, свое дело сделали и пошли на берег океана, радуемся жизни, - рассказывает Александр. - Вдруг подбегает, словно ужаленный пчелой, заводской инженер. Говорит, прибыло высокое военное и гражданское начальство Шри-Ланки. Просят сделать показательные полеты. Мы подняли машины в небо. Ваня - на максимально возможную высоту, а я демонстрировал технику на низких высотах. Делали это в условиях, когда небо было затянуто тучами, в Шри-Ланке шел сезон дождей.

После этого шриланкийцы сделали еще один заказ. Вместо четырех продали им восемь сверхзвуковых МиГ-27, а со временем оформили договора еще на несколько машин. Азиатское государство так понравилось Харисову, что ему хотелось еще раз вернуться туда. Осуществил желание. В день 40-летия свадьбы вместе с женой сошли с самолета в аэропорту столицы Шри-Ланки Коломбо... Полученные впечатления и количество израсходованных денег - это тема.

Винница.

Досье

Отец Александра был военным, мать работала учительницей. Родился в Риге. Отца перевели служить в Дрогобыч на Львовщину. Там сын окончил школу. Поступил в местный пединститут. И хоть профессия учителя мало интересовала, мать настаивала. Со студенческой скамьи должны были призвать на срочную службу. В то время товарищ сагитировал поступать в Черниговское высшее училище летчиков. Прислушался к предложению. Успешно сдал экзамены и стал курсантом. Служил в разных местах бывшего Союза. Летал на восьми типах боевых самолетов. В небе провел более 2500 часов. Окончил Военно-воздушную академию имени Юрия Гагарина.

После распада Союза без раздумий вернулся в Украину. Отклонил все предложения и обещания, которые щедро раздавали россияне и узбеки опытному летчику. На тот период находился в Средней Азии. Контейнера для перевозки вещей достать не удалось. Харисов в звании подполковника, а также еще один побратим полковник и третий с погонами старшего лейтенанта заказали товарный вагон.

- Дали вагон из-под селитры, - вспоминает собеседник. - Добирались в нем 11 дней. По дороге еще и довелось отбиваться от бандитов, пытавшихся нас ограбить. На каждой узловой станции приходилось утрясать вопрос, чтобы не отцепили от состава. В 2002 году уволился в запас, а в 2014-м был телефонный звонок от генерала...

 

Источник golos