17.08.19 

Беспилотная военная авиация: успехи и проблемыСегодня уже никого не удивляет большое внимание, уделяемое в мире беспилотной авиации. Разные страны разрабатывали БПЛА в течение нескольких последних десятилетий.

Современные технологии позволяют управлять беспилотными самолетами на большом расстоянии, разведывать информацию, чтобы точно поражать военные цели, избегая дополнительных жертв как среди своих войск, так и среди гражданских. Беспилотники уже привели к значительным изменениям в тактике ведения боевых действий. И, как говорят специалисты, в ближайшем будущем их значение возрастет еще больше.

В Вооруженных Силах Украины уделять серьезное внимание беспилотникам начали только с началом боевых действий на Донбассе. До 2014-го года у нас были только советские «Рейс» и «Стриж». За более чем 5 лет ситуация значительно улучшилась, но не урегулировано еще немало проблемных вопросов.

Современная техника уже в войсках

- Сейчас мы имеем более 15 приказов Министра обороны Украины о допуске к опытной эксплуатации беспилотников - львиная доля из которых украинского производства, - рассказал специалист по радиоразведке майор Ярослав Гончар.

Достижений у нас немало, особенно на тактическом уровне. В войска в последнее время поступила современная беспилотная техника. Самая популярная из той, что приняла участие в АТО и ООС - «Лелека» и «Фурия». «Фурия», например, хорошо подходит для минометчиков и ствольной артиллерии.

Беспилотная военная авиация: успехи и проблемы

У «Лелеки» большая дальность полета и высотный эшелон. Поэтому ее используют для рекогносцировки - выявления каких-то объектов и корректировки оружия, применяемого на дистанции 15-20 км.

Беспилотная военная авиация: успехи и проблемы 

Здесь стоит упомянуть и о современных «Байрактарах», которые мы закупили для Воздушных Сил в Турции.

- «Байрактары» - это отдельный класс беспилотников, который требует не поверхностных, а фундаментальных знаний. Для него должна быть отработана тактика применения не только в качестве единственного средства разведки, рекогносцировки и поражения, а как системы. Его следует применять в комплексе со всеми видами разведки - агентурной, технической, радиотехнической. Его вылет стоит недешево, и потому, когда не хватает точных данных, он просто будет «жечь бензин». А хочется, чтобы он выполнял свою работу - разведку и поражение критических объектов инфраструктуры и боевого обеспечения (командные пункты, системы связи, базы, склады и арсеналы) на больших расстояниях, - рассказал глава центра внедрения и сопровождения автоматизированных систем оперативного (боевого) управления ВСУ полковник Марат Утюшев. - Возможно его применение и на тактическом уровне. Например, противник ведет огонь из плотно застроенной жилой зоны, а его ничем не достать. Этот беспилотник способен точно поразить установку или расчет.

То, насколько хороши «Байрактары», покажут только реальные боевые условия. И чтобы эффективно их использовать, следует выстроить систему управления этой способностью. Вообще неважно, какой БПЛА есть в подразделении - небольшой коптер или «Байрактар». Если не хватает понимания как его применять, какая тактика, который противник противодействует, какие у него средства, то беспилотник потеряют в первых двух-трех боях.

Система управления способностью требует определения

ВСУ поднялись в техническом плане - у них появилось несколько поколений беспилотников. Но вследствие того, что не выстроена система управления способностью в целом, эффективность применения БПЛА довольно низкая. Нет и четкой процедуры списания, заказа и проверки беспилотников. Есть немало технических и организационных проблем. До сих пор не определен заказчик - кто является владельцем этого процесса и кто вообще в Вооруженных Силах отвечает за развитие беспилотной отрасли. Сейчас все разделено по разным структурам и подразделениям. Кроме того, в настоящее время действует две концепции - применение и оснащение, которые конфликтуют между собой.

- Очень многое зависит от того, как настроен процесс применения беспилотника. Есть ли орган управления этим процессом, как он обучен, насколько знает обстановку в районе применения, где стоят кинетические и радиоэлектронные средства поражения, их характеристики. Это уже, если можно так сказать, интеллектуальная дуэль, - говорит полковник Марат Утюшев.

Проблема еще и в том, что мы не идем дальше оптического диапазона и камеры. Хотя беспилотники способны проводить радиоразведку, наносить удары, на них можно устанавливать ретрансляторы для связи.

Также надо нормировать применение техники сугубо тактического уровня - небольших квадрокоптеров и другой «малышей». Их активно применяют годами, но поставки таких БПЛА для армии так и не легализованы. И на шестом году войны это происходит благодаря добровольной, волонтерской или меценатской помощи.

Не так важна конструкция, как тактика применения

Надо сказать, что использование беспилотников меняет и тактику применения войск и нормы расходов. Например, артиллеристы с помощью БПЛА могут уничтожать цели противника значительно быстрее и меньшим ресурсом.

- Сейчас в районе ООС находится несколько моих подразделений, и у каждого есть отделение БПЛА. Мы применяем преимущественно «Лелеку» и большой коптер. Используем для трех направлений - разведки, корректировки огня артиллерии и уничтожения объектов инфраструктуры противника, ротных, взводных опорных пунктов и легкобронированной техники, - говорит полковник Марат Утюшев. - И для эффективности БПЛА важна не столько их конструкция, как тактика применения. Ведь оккупант очень активно использует средства РЭБ. Если в начале войны рэбовцы противника покрывали лишь определенные участки, то сейчас - всю зону ООС. И пролететь незаметно довольно сложно. Проще говоря, мои подразделения постоянно соревнуются с российским РЭБом.

Но, как говорится, ничего невозможного не бывает. Пролететь незаметно можно, точно зная карту радиоэлектронных частот, на которых работает противник, и летая на высотах, где нет покрытия. Нужно все время мониторить частотный диапазон, и когда станция выключена, использовать эти 5-10 минут, чтобы пройти опасную зону. Ведь чем ближе к станции, тем она меньше.

Об успешном применении БПЛА известно немало. С их помощью в последнее время уничтожено много вражеской техники - станций РЭБ, спутниковой связи, скопление техники.

В обучении операторов нужны другие подходы

Чтобы успешно выполнять задачи, нужны еще и подготовленные специалисты. Сейчас их готовит Житомирский военный институт имени С.П. Королева и 190-й учебный центр.

Но, по словам полковника Марата Утюшева, этот обучение нуждается в модернизации. Обучение еще поверхностное и дает рассчетам только возможность не потерять борт при взлете и посадке. На выполнение каких-то специфических задач разведки, корректировки, работы в сложных метеоусловиях, ночью, в условиях радиоэлектронного подавления отводится лишь несколько занятий. Операторы из учебных центров выходят подготовленными только для самообучения.

Проблема еще и в том, что в учебный центр командиры из войск присылают ненужных на войне людей. Редко когда командование части направляет на обучение мотивированных военных, способных к этому. Поэтому первичного отбора в подразделениях практически не существует. Далее профотбор происходит уже в центре. Потому что оператором может стать не каждый - это особый склад ума, способность абстрактно мыслить, ориентироваться в пространстве. Стоит сказать и о том, что в центре не хватает учебной техники. И после трехмесячных курсов налет у курсантов небольшой - всего 10-12 часов.

- Дефицит и опытных инструкторов. Зимой я отозвал из района ООС подчиненных, чтобы они подготовили специалистов по «Фуриям», которые летают в артиллерии, - говорит Марат Утюшев. - Но, как видим, отрасль беспилотной авиации развивается, хотя работы впереди много. Продвигаемся по шагам, чтобы в будущем иметь возможность взаимодействовать с натовскими союзниками в проведении с ними совместных операций, где задействованы беспилотники.

Источник Армія Inform