16.09.19 

Как авиаинженер получил воинское звание на ступень выше ...Майор Владимир Тимощук проходит службу в авиационной ТЭЧ бригады транспортной авиации имени Дмитрия Майбороды. Он - начальник группы регламентных работ самолетов и вертолетов. Должность капитанская, но он - майор. Воинское звание на ступень выше от занимаемой должности офицер получил за один случай, произошедший в 2016 году, когда выполнял задание в районе АТО.

Во время полета вертолета Ми-8 в непосредственной близости от линии соприкосновения экипаж вдруг почувствовал непонятную вибрацию и заметил задымление в салоне. До пункта назначения, куда вертолетчики перевозили груз, оставалось 60 километров. И обратно - ровно столько же, 60! Но, если лететь дальше - собственными силами одного лишь бортового техника устранить недостатки и выполнить хотя бы какие-то ремонтные работы не удастся однозначно! Поэтому командир экипажа принял решение: вернуться на базу, то есть на аэродром в районе проведения АТО, на котором вертолетчики базировались и несли боевое дежурство.

К тому времени на аэродроме находился один единственный авиационный инженер, имевший опыт эксплуатации и ремонта вертолетной техники, капитан Тимощук. Поэтому офицер принялся за работу.

Вместе с сослуживцем из одного подразделения авиационной бригады старшим лейтенантом Юрием Козионовым, который во время той ротации летал на Ми-8 как воздушный стрелок, Владимир начал разбирать балку. Он сразу понял, что проблема - в системе управления рулевым винтом. Но до него еще добраться надо! Полдня добирались ... Сначала сняли вспомогательную установку для запуска двигателя, затем - кучу иного оборудования ...

Когда из балки все же удалось достать вал системы управления рулевым винтом, уже после поверхностного осмотра стало ясно: заклинило подшипник. Его к сожалению, не заменишь ... А их, как выяснилось впоследствии, вышло из строя по крайней мере три ...

Но главное было сделано - причину неисправности установлено, вал демонтированы. Дальше уже - дело техники.

- Исправный вал привезли вскоре из Чугуева, - рассказывает инженер. - У нас в то время не было допуска, необходимого для его замены, поэтому заниматься этим пришлось также Чугуевским коллегам, а мы свою работу сделали, и я вернулся к ежедневной рутине - дежурство в авиационной поисково-спасательной группе на аэродроме ...

После окончания в 1998 году Васильковского ВАТУ, которое к тому времени уже было 7 факультетом Киевского института ВВС, с уже более 20 годами офицерской службы на должностях инженерно-технического состава в бригаде транспортной авиации у Владимира было много подобных ситуаций. Дважды, в 2010 и 2012 годах, в Либерии вообще такие экстремальные ремонты приходилось делать, что даже трудно представить! Там вертолеты ремонтировали в основном не на аэродромах, а на посадочных площадках где-то в джунглях ... Да и сложность работ зашкаливала - вне аэродрома или хотя бы какой-то авиационной мастерской в полевых условиях меняли насосы, рулевые винты и даже лопасти! А, учитывая то, что одна из его африканских ротаций пришлась на сезон дождей на жарком континенте, то становится понятным, насколько это действительно трудно. К примеру, ливень не утихал 9 дней, и все регламентные и ремонтные работы выполняли под проливным африканским дождем на стоянке!

И в ППД работы хватает. Даже очень сложные и по-настоящему трудоемкие виды работ, такие, как замена авиационного двигателя или главного вертолетного редуктора, выполняются не на авиационно-ремонтном предприятии, а непосредственно в бригаде, на стоянке технической эксплуатационной части авиационной техники. Ведь здесь служат профессионалы высочайшего класса!

Источник armyinform