18.01.20 

ImageХотя переход на новую структуру предусматривался уже давно и работы шли. Но с большой долей вероятности после прихода к власти "старых-новых" генералов все наработки Муженко и его команды были попросту выброшены на помойку и к разработке планов привлекли людей, которые занимались реформированием армии до 2013 г. 

Очень уж подозрительно напоминают шаги по реорганизации и оптимизации вооруженных сил планы Генштаба образца 2010-2013 гг. и целой когорты министров обороны с российскими паспортами. 

Перечислять проблемы "нового видения" можно очень много - от реформирования Сил Специальных операций до очередного возрождения совковой практики призыва молодежи с 18 лет. Но наиболее выпукло "новые-старые" подходы видны на примере Воздушных Сил. 

Итак, в документе прописана прежде всего пресловутая оптимизация, которая коснется "структуры и состава радиолокационной разведки, численности учебных заведений и учебных центров (центров подготовки) и количества и численности частей обеспечения". Которая обеспечит "максимально надежную охрану воздушного пространства Украины, прикрытие особо важных объектов на территории Украины, а главное, прикрытие группировок войск при ведении операций". 

Но за красивыми строчками кроется весьма неоднозначная реформа - переход штатной структуры авиационных соединений в формат авиационные полки и авиационные базы, которые будут обеспечивать действия этих полков. То есть бригады тактической авиации и их слетанный личный состав будет что называется "перетрушен". Причем, как показывают аналогичные процессы в Генеральном штабе, под этой маркой просто избавились от офицеров, которые неугодны нынешним генералам. Причем чаще всего это были штабные офицеры высшего звена с боевым опытом управления. 

В то же время базы и полки - это не что-то новое "по стандартам НАТО", а возвращение к реформе 2009 г. Напомним, что тогда в рамках оптимизации организационно-штатной структуры планировалось сформировать 11 авиационных баз (не удивлюсь, если скоро станет известно, что именно столько планируют и нынешние генералы). В новой структуре планировалось, что авиабаза должна была принимать на свой аэродром (или аэродромы) любую авиационную технику, которая состоит на вооружении Воздушных сил Украины без малейших ограничений. 

Но в армейской среде тогда этот эксперимент восприняли крайне негативно, и после того, как был смещен и.о. министра обороны Иващенко (и следом командующий Воздушных Сил Руснак), новое руководство Минобороны и Воздушных сил быстро его свернули.
Уже тогда военные среднего и старшего звена высказывали серьезные опасения, что новая организационно-штатная структура полностью разрушит боеготовность Воздушных Сил. 

И так говорить были все основания. Прежде всего при таком подходе полностью разрушается отработанный годами (а также кровью и потом) "треугольник": летчик - боевая машина - техник. Ведь в перерывах между полетами на авиационной базе самолеты будет обслуживать технический персонал, не знакомый с особенностями того или иного "борта". А все, кто служил или служит в авиации, знают, что на нашей изношенной технике это крайне важно для боеготовности и безопасности полетов. Это все может привести только к увеличению уровня аварийности в ходе боевой подготовки авиационного компонента. Выход, конечно, есть - резкое повышение уровня подготовки инженеров и техников авиационных баз. Но для этого нет никаких предпосылок - ни огромного количества желающих, ни материальных бонусов. 

Второй немаловажный аспект - финансовый и ресурсный. При создании универсальной авиабазы необходимо создание запаса блоков и агрегатов для разных типов самолетов. Что в нынешних условиях, когда каждый блок буквально на счету и покупается чуть ли "из-под полы" по серым схемам, просто нереально. 

И самое главное. В связке командир авиационной базы - командир авиационного полка не хватало (и вряд ли будет хватать сейчас) четкой вертикали принятия решений и конкретного распределения полномочий. В реформе 2009 г. командование авиабазы несло ответственность за техническое состояние техники, а командир авиаполка - за подготовку летного состава. 

То есть для условного командира авиабазы - чем меньше полетов, тем меньше проблем. Поэтому для отказа командиру авиаполка в проведении полетов найдутся сотни причин - от отсутствия запасных частей до некондиционных горюче-смазочных материалов или плохого состояния взлетно-посадочной полосы. 

Что в условиях нехватки авиатехники, ее крайней изношенности приведет только к одному - полной деградации уровня подготовки строевых летчиков. Фактически вернемся ко временам Януковича, когда в Воздушных Силах было три-четыре летчика-аса на каждый тип самолета, которые и демонстрировали "мощь украинской авиации" на очередных учениях перед президентом и генералами. А когда начались боевые действия на Донбассе, то оказалось, что летать-то и некому. Поэтому два десятка летчиков и вытянули весь непростой период войны марта-августа 2014 г.

 

И это я только слегка коснулся проблем и только в разрезе авиации. А о ПВО, судя по всему, после реализации этой реформы можно будет забыть совсем. Единая система ПВО, которая худо-бедно, но существует сейчас, будет разделена на отдельные составляющие, которые будут подчиняться оперативным командованиям. 

Кому это выгодно - вопрос риторический. Но стоит вспомнить только один исторический факт - 27 августа 2012 г. было принято решение о передаче всех военных частей Воздушных Сил Украины в Крыму в оперативное подчинение ВМСУ. А к 2015 г. планировалось вообще вывести все части Воздушных Сил с полуострова. К чему это привело в феврале-марте 2014 г. мы увидели воочию...

Источник dsnews