09.12.08 
Таких людей в Украине только двое. И Петр Лебединский один из них. Сейчас он на почетной пенсии, но продолжает работать начальником отдела охраны труда в международном аэропорту Донецка. Шум двигателей самолетов он слышит только из окна своего кабинета. Около 50 лет самые разные транспортные средства он видел только из кабины пилота. Для Украины это своего рода рекорд.  До 63 лет Петру Лебединскому удавалось оставаться на должности действующего командира воздушного судна. В День гражданской авиации, который отмечается у нас в стране 7 декабря, "Комсомолка" встретилась с одним из самым опытных летчиков страны.

"Пассажиры меня из кабины не выпускали"

- Я, наверное, еще какое-то время продолжал бы летать, если бы не английский язык. Я ведь немецкий еще со школы  учил. И в основном по Союзу летал. А в 90-х, когда нужно было в международных полетах работать, требовался английский. Для начала, чтобы диспетчера понимать. Мне тогда 63 года было  - я подумал, что уже не стоит, наверное, переучиваться, и в 1997 году написал заявление.

- Сколько в общей сложности вы работаете?

- В Донецке я работаю 51 год. Плюс еще 3 года в военном училище полетал. В 1953 году я закончил заниматься в Харьковском аэроклубе, потом направили в Актюбинск на обучение летчиков, а потом уже было военное училище в Сызрани. Мечтал быть летчиком-истребителем в морской авиации. Но Хрущев начал сокращение вооруженных сил, меня оставляли в полку, но я не хотел бросать земляков. И решил уезжать, меня демобилизовали, вот так попал в Аэрофлот.

- Помните первый самолет, за который сели?

- Больше скажу, помню, когда первый раз самолет увидел. Я ходил еще плохо, был на руках у отца и увидел, как птицы летят, а вместе с ними большая железная птица. И тогда я спросил у отца, что это и почему она не машет крыльями. Он ответил, что этой птицей человек внутри управляет. Я задумался - значит, и я могу быть этим человеком! А потом уже в Харьковском аэроклубе я впервые сел за штурвал  спортивного "Як-18", это было 13 июня 1953 года. Хотя многие не решались этого делать из суеверий.  Когда в воздухе первый раз оказался, все бросил и только по сторонам смотрел! Ох, и досталось тогда от инструктора... (Смеется). 

- Пилоты об этом не очень любят говорить, но все же - в какие экстремальные ситуации попадали, когда работали на пассажирских самолетах?

- Разное было! Гололед, ливень, гроза  - это всегда экстремально. Малейший случай на пассажирском самолете уже ЧП. Было и шасси не выпускалось, двигатель отказывал пару раз, потом, к счастью, его запускали. На "Ил-18" в кабине радиостанция загоралась у нас. С пассажирами однажды история была. Как-то летели из Иркутска в Донецк. И пришлось садиться на запасной аэродром в Кирове, потому что погода была ужасная впереди - слишком опасно. Так пассажиры мне  блокаду устроили! Из кабины меня не выпускали, кричали, что я домой их вести не хочу, а тут приземлился потому  что просто в ресторан хочу сходить, пива попить! Тогда я этих активистов собрал, повел на метеостанцию, чтобы им показали карты и рассказали, какая впереди погода. Подхожу к Уфе, у нас локатор отказал, куда лететь не вижу, везде грозовые облака. Ухожу в относительно безопасную сторону, а  мне диспетчер кричит,  там самонаводящиеся военные ракеты базируются.Над этой территорией вообще лететь нельзя - ракеты же не различают, чей самолет, препятствие поймали и срабатывают. А уходить некуда  - тут гроза ревет ужасная, а с другой стороны ракеты стоят. Так 6 минут и пришлось идти над нашими ракетными установками. К счастью, выжили.

Про увиденные НЛО говорить было не принято

- За перерасход топлива были какие-то штрафы?

-  Нет. Но экономия топлива была. Старались быстрей взлететь, поменьше круги по взлетной полосе делать. И даже премии за экономию давали. Сейчас, говорят, что некоторые  аварии от того, что летчики топливо берегут - это совершенно неправильно. Вот например, случай в Сухой балке, под Донецком, в августе 2006 года. Бывают грозы, вроде тропических, которые развиваются мгновенно, летчики не успевают ничего предпринять.  Тогда именно такой случай  - их грозовые  облака окружили, выход захлопнулся, вернуться нельзя,  "щелей", по которым можно пролететь между облаками, нет, вниз опускаться нельзя, там все сверкает и бурлит. И они решили перелететь. А когда машину поднимаешь, в какой-то момент нарушается обтекаемость, и самолет сваливается в штопоре. Он стал неуправляемый и не реагировал на все действия летчиков. Все, кто видел, как падал самолет, говорят, что он тогда то гудел, то затихал. Значит, пилоты до последнего пытались вывести его из штопора и  посадить его на поле. Я не слышал, чтобы пассажирский самолет вывели из такого положения, но теоретически эти возможно.

-  В советское время эта тема была под запретом, но все-таки многие пилоты сейчас вспоминают, что видели неопознанные летающие объекты. Вы сталкивались с необъяснимым?

- Из Москвы вылетал - случай был. Какой-то огромный квадрат, казалось, прямо к земле спускается. Вот сколько мы летели, столько этот квадрат был и не исчезал. Другой случай - шли из Сибири, несется какой-то очень яркий круглый объект и светится дневным светом. Мы думали, что оно нам сейчас путь перережет и уже хотели отворачивать. Но оно прошло по нашему хвосту, и мы разминулись. А что это было - кто знает? Другие пилоты тоже такие случаи знают, ребята над Прибалтикой видели объект вроде какого-то самолета, странного светящегося. Но тогда говорить об этом запрещали. И мы не докладывали и рапорты об этом не писали.

- Каких звезд приходилось возить?

- Да многие на борту побывали. Всех артистов, членов ЦК. Пугачева, Повалий, Ротару, спортсменов целый список, с Кобзоном чуть песню вместе не спели, но я постеснялся. Эксцессов особых не было, но налить по дороге, бывало, предлагали (смеется). Якубовича возил, запомнил, что он курил все время. А капризы только Киркоров показал, когда его у трапа самолета машина не встретила. И космонавтов многих знаю. Довелось руку Гагарину пожимать, Титову, Береговому. Потом Гречко везли из Львова в Москву. Да и украинских политиков многих повозил.

-  Какие запреты приходилось выдерживать?

- Конечно, я никогда не пил и не курил. Даже не ругался в экстренных случаях. Я думаю так - ну какой уже смысл себе и людям на нервы действовать, если случилось что-то, нужно исправлять быстро, и все тут.

Справка "КП"

Донецкий аэропорт основан в 1933 году. Первые полеты начались в 1936 году - речь идет о собственных самолетах Донецка.

Из досье "КП"

Петр Лебединский родился 1 января 1935 года в селе Петропавловке Харьковской области. 13 июня 1953 года - первый полет.  В этом же году - учеба в Актюбинске в школе первоначального обучения летчиков. В 1954 году перевели в высшее военное авиационное училище в Сызрани. В 1956 году направлен в гражданскую авиацию. 18 000 часов полетов. Освоил управление самолетами: "Ан-2", "Ан-10", "Ан-12", "Ан-24", "Ил-18", "Як-42", "Як-18", "Як-11","Як-12", вертолет "Л-200", истребитель "Миг-15". Имеет спортивный разряд по высшему пилотажу. Входил в целый ряд экспертных комиссий по расследованию причин аварий самолетов. Заслуженный работник транспорта. Брат - заслуженный летчик РФ, сын тоже получил образование пилота.

Источник КП