14.05.09 
В традиционно праздничную первую половину мая очень не хочется говорить и писать о плохом. Но, к огромному сожалению, порой обстоятельства складываются в прямом смысле катастрофически. Трагедия, произошедшая утром 7 мая на взлетном поле кировоградского аэродрома, подняла на ноги все силовые и чрезвычайные ведомства и буквально всколыхнула город. И, конечно, сразу же начала порождать слухи и домыслы - как среди рядовых обывателей, так и в околоавиационных кругах. Именно поэтому, учитывая скудность информации, поступающей из официальных источников, не попытаться разобраться в том, что же на самом деле случилось, мы просто не имели ни морального, ни профессионального права.

Официально

В первую очередь стоит, наверное, однозначно, не оставляя ни малейшего повода для безответственных слухов, рассказать о реальных обстоятельствах трагедии.

В четверг, 7 мая, около 9 часов утра, курсант Государственной летной академии Украины Сирило Абага Эла Нчамо, гражданин Экваториальной Гвинеи, приступил к учебно-тренировочному полету в сопровождении инструктора Андрея Литвина. Набрав высоту около 50 метров, легкомоторный самолет ХА-32-912 «Бекас» (производитель - украинская фирма «Лилиенталь») внезапно «завалился» на левое крыло и упал. Оба находившихся на борту человека погибли.

На место незамедлительно прибыли 3 отделения МЧС, прокурор области Геннадий Тюрин с заместителем, знаменский транспортный прокурор, криминалист, ответственные работники МВД и МЧС. Была создана следственно-оперативная группа, проведен осмотр места события, проводятся опросы свидетелей катастрофы и работников вуза, причастных к обеспечению полетов, выемка документов и прочие следственные действия. Знаменской транспортной прокуратурой на данный момент уже возбуждено уголовное дело по факту нарушения правил безопасности полетов на авиационном транспорте, приведшего к гибели людей. Параллельно с прокурорской проверкой в академии работает комиссия Государственной авиационной администрации Украины, прибывшая в тот же день из столицы.

Кроме того, пресс-служба Министерства транспорта и связи Украины в связи с инцидентом уточнила, что эксплуатантом разбившегося самолета, имеющего государственный регистрационный знак самолета UR-IFA, является Государственная летная академия Украины, а владельцем - частное лицо, которое пока не называют.

Представители ГЛАУ от каких-либо дополнительных комментариев пока воздерживаются - до окончания проверок и появления экспертных заключений.

Вокруг да около

Вот, собственно, и все, что пока известно наверняка. Кроме разве что того, что, по одной из официальных версий, причиной катастрофы стал отказ двигателя. К слову, уже из неофициальных источников нам стало известно, что самолет якобы был куплен (надо понимать - тем самым «частным лицом») в Харькове не новым, более того - не летающим, и во время его ремонта в Николаеве двигатель был заменен на нетиповой для данной модели. О том, правда это или нет, мы узнаем, скорее всего, только после завершения проверок.

Если говорить о причинах непосредственно аварии самолета, то есть доводы не в пользу данной версии. Если бы двигатель действительно просто заглох, упасть самолету не дал бы, по крайней мере, инструктор - в этом случае можно было бы спланировать и спокойно посадить самолет, говорят специалисты. Известно, что в академии даже специально проводятся полеты, во время которых двигатель отключают - чтобы будущие пилоты тренировались сажать самолет в случае экстренной остановки двигателя.

Правда, некоторые, опять-таки неофициальные, источники утверждают, что «Бекас», мол, и вовсе для планирования не приспособлен, кроме того, там даже второго пульта управления для инструктора нет. Впрочем, эти гипотезы вряд ли имеют право на жизнь - допустить, что к учебно-тренировочным полетам в Украине был бы сертифицирован самолет, имеющий столь вопиющие к тому «противопоказания», согласитесь, сложно. Впрочем, к теме сертификации самолетов в нашей стране мы еще вернемся - чуть ниже.

Пока - о других версиях случившегося. Естественно, неофициальных. Одна из них - учебный ХА-32 попал в турбулентный поток, образовавшийся за более тяжелым самолетом - ЯКом или АНом, взлетевшим незадолго до него. Действительно, говорят, ЯК как раз перед тем взлетал, но за три минуты до «Бекаса», и никаких потоков оставлять уже не мог. Говорят и о том, что курсант уже начал выполнять первый разворот, и из-за неправильно выбранного крена, на который, возможно, «наложился» налетевший порыв ветра (а сильный, порывистый ветер в первой половине 7 мая точно был!), самолет вошел в штопор. Учитывая небольшую высоту, выйти из него было уже невозможно - даже для опытного инструктора...

Государственный уровень?

К слову, «Бекас» образца 1993 года - одно из немногих воздушных судов, сертифицированных в Украине для учебно-тренировочных полетов Госавиаадминистрацией. В то же время, просто подняв открытые источники, узнаем: авиакатастроф с участием этих воздушных судов, используемых также в сельскохозяйственных целях, в последние годы было несколько. Так, в 2006 году легкий самолет марки ХА-32 «Бекас», опылявший поля неподалеку от Урюпинска, упал при очень схожих обстоятельствах. Тогда, по свидетельствам очевидцев, самолет также резко накренился и упал на землю с высоты около 50 м. «Бекасы» только в России в последние 5-6 лет разбивались и в Волгоградской области, и в Ленинградской...

Почему же именно к ним так благоволят государственные чиновники, от которых зависят, так сказать, права самолетов в нашей стране? На тех же австрийских «Даймондах», к примеру, учатся летать пилоты всего мира, и их есть кому купить и сдать в аренду ГЛАУ, сделав обучение курсантов более качественным и безопасным, - разговоры об этом не прекращаются уже не один год. В то же время их сертификация не сдвигается с мертвой точки с 2006(!) года. Неужели у наших госмужей от авиации требования к воздушным судам намного выше, чем в США, Европе, Японии? Или это такой своеобразный подход к защите отечественного производителя? Или есть какие-то третьи, исключительно «подковерные» причины?

Ушедшие в небо

Как бы то ни было, двух человеческих жизней уже не вернуть. Попрощаться с 36-летним Андреем Литвиным, капитаном запаса, всю свою жизнь посвятившим авиации, в воскресенье на одно из кировоградских кладбищ пришло очень много людей - родные, близкие, коллеги, сослуживцы, просто друзья и неравнодушные к чужой беде. Еще будучи учеником Кировоградской СШ № 24, он - сын летчика гражданской авиации, мечтал о небе - летал на курсах при ДОСААФ, потом - окончил высшее военное авиационное училище в Чернигове, служил в Канатово, в 727 гвардейском бомбардировочном полку. После увольнения в запас пошел работать инструктором в ГЛАУ. Его любили и уважали и курсанты, и коллеги - как классного специалиста и просто хорошего человека. Дочери, оставшейся без отца, исполнилось всего 4 года...

Сирило Абага Эла Нчамо - уроженец Малабо, столицы Экваториальной Гвинеи. Ему вскоре должно было исполниться 24. Стать пилотом он, сын высокопоставленного госслужащего, захотел сам и по окончании школы прошел очень серьезный конкурс у себя в стране, по результатам которого оказался лучшим, получил почетное право учиться летному делу за границей за государственный счет. В начале недели парня отпевали в кировоградском католическом соборе, вскоре его тело будет доставлено на родину для погребения...

Летчиков иногда иносказательно называют «небожителями» - ведь именно в небе они проводят довольно немалую часть своей земной жизни, да и смысл ее они часто видят именно в том, чтобы быть ближе к небу, не могут без этого - такая особенная порода людей. Эти двое - такие разные, но во многом такие похожие, - остались в небе навсегда...

Источник kirovograd.proua.com   Автор: Андрей Гиреев