11.08.09 
Авиакатастрофы были, есть и будут. К глубочайшему сожалению, человечеству еще, видимо, долго не избежать этой беды. 11 августа 1979 года в небе над Днепропетровщиной под Днепродзержинском в результате столкновения двух авиалайнеров ТУ-134А погибло сразу 178 пассажиров, в том числе 13 членов экипажей и команда «Пахтакор» из Ташкента. Эта трагедия до сих пор считается самой громкой футбольной авиакатастрофой в мире.

Тогда вместе с остальными людьми разбилось 14 игроков узбекской футбольной команды высшей лиги чемпионата СССР «Пахтакор», а также второй тренер команды Идгай Тазетдинов, врач Владимир Чумаков и администратор Мансур Талибджанов. В то время эта трагедия держалась под большим секретом и авиакатастрофа тщательно скрывалась от широкой общественности. Что же тогда произошло на самом деле?

Из оперативной сводки: 11 августа 1979 г., в 13.35, на высоте 8400 м в районе Днепродзержинска столкнулись два самолета Ту-134А. Погибли 178 человек, находившихся на их бортах.

В тот день погода в юго-западном секторе Харьковского районного центра Единой системы Управления воздушным движением была далеко не лучшей. Небо затянули многослойные облака с редкими просветами. Вершины кучевых облаков достигали высоты 8-9 км. Тем не менее, по воздушным трассам, пролегавшим в этой зоне, довольно плотно шли самолеты. Среди них был и Ту-134А Белорусского управления гражданской авиации с бортовым номером 65735. Самолет выполнял рейс по маршруту «Ташкент - Гурьев - Донецк - Минск». В 13.11 по московскому времени лайнер вылетел из Донецка и взял курс на Минск. Пилотировал самолет экипаж под командованием командира корабля А.С. Комарова. В самолете было 77 пассажиров. Почти треть салона «тушки» занимала футбольная команда «Пахтакор», летевшая в Минск на игру с местными динамовцами.

18-ю минутами ранее, в 12.53, из аэропорта Воронежа взлетел другой Ту-134А № 65816 Молдавского управления гражданской авиации, выполнявший рейс «Челябинск - Воронеж - Кишинев», под началом командира корабля А. А. Тараненко. В молдавском самолете летели 88 пассажиров, из них 16 ― дети в возрасте до 12 лет.

В 7.50, в Харьковском РЦ ЕС УВД заступила на дежурство смена диспетчеров исполняющего обязанности руководителя полетов Центра С. С. Сергеева. В смене было 7 человек, включая одного стажера. Несмотря на то, что воздушная обстановка в районе Центра обещала быть очень сложной, и.о. руководителя полетов расставил диспетчерский состав смены довольно странным образом. Чрезвычайно напряженный юго-западный сектор достался молодому диспетчеру III класса Н. В. Жуковскому. Контролировать работу Жуковского Сергеев поручил диспетчеру I класса В. А. Сумскому.

В 13.17, на шестом часу напряженной работы смены на связь с Харьковским РЦ вышел молдавский Ту-134А. Командир экипажа доложил расчетное время прохода Харькова и запросил разрешение на занятие эшелона 9600 м. Но Жуковский отказал ему, сославшись на то, что на 9600 м идет попутный самолет.

Затем на связь с ним вышел командир минского Ту-134А Комаров, который доложил, что самолет идет на высоте 5700 м, и сообщил свой подписанный эшелон 9600 м. Маршруты полета белорусского и молдавского лайнеров пересекались под прямым углом в районе Днепродзержинска, причем истинный интервал прохождения самолетами «воздушного перекрестка» составлял менее минуты. Но диспетчер Жуковский ошибочно рассчитал, что два самолета по времени разделяют положенные 3 минуты, поэтому без проверки взаимного положения самолетов с помощью радиолокатора дал команду Комарову занимать эшелон 7200 м.

В 13.34 после подтверждения прохода Днепропетровска минский экипаж получил разрешение подняться на 8400 м и ждать разрешения на продолжение набора, потому что навстречу борту 65735 шел Ил-62. И опять Жуковский не удосужился взглянуть на индикатор воздушной обстановки и проконтролировать расположение минского и кишиневского Ту-134А.

Тем временем диспетчер Сумской услышал в динамиках доклад командира борта 65735 о пролете Днепропетровска на высоте 8400 м и понял, что происходит что-то неладное. Два самолета быстро сближались друг с другом на одной высоте ― их следовало немедленно развести по высоте. Сумской, забрав у Жуковского микрофон, произнес:

13.34.07: «676-й (позывные Ил-62), займите эшелон 9600».
13.34.28: "735-й, а вы 9000 займите. Над Днепродзержинском 8400 пересекающий».

В ответ в динамике раздалось: « Вас понял... (неразборчиво), 8400». Приняв последнюю фразу как подтверждение экипажа минского самолета о занятии эшелона 9000 м, диспетчер Сумской решил, что он разрядил обстановку.
До катастрофы оставалась 1 минута 10 секунд. И за это время ни Жуковский, ни Сумской не удосужились хотя бы раз проконтролировать исполнение бортом 65735 приказа о перемене эшелона или просто взглянуть на локатор.
Ровно в 13.35.38, Ту-134А №65816 врезался под углом 95° в своего «близнеца» №65735. Оба самолета шли в плотных облаках, и их пилоты не имели возможности визуально обнаружить друг друга. На высоте 8300 метров молдавский самолет вынырнул из облаков и протаранил минский, отсекши ему часть крыла и хвостовое оперение и тут же взорвался. Его обломки потом находили в радиусе 20 км от места падения в районе села Николаевка. Опытный пилот минского лайнера даже при разгерметизированном корпусе еще какое-то время планировал, но на высоте 4500 метров машина стала резко падать и врезалась в землю в районе села Елизаветовка.

В 14.08 из аэропорта Подгородное уже вылетал Ан-2 поисково-спасательной службы. Вскоре его командир доложил, что в районе сел Куриловка, Николаевка и Елизаветовка разбросаны металлические обломки, а на земле догорают два самолета. Район катастрофы был немедленно оцеплен милицией и войсками, а через несколько дней государственная комиссия приступила к расследованию причин трагедии.

Уже с самого начала расследования стало ясно, что непосредственной причиной столкновения самолетов была ошибка, допущенная диспетчерами. Все упиралось в людей, а именно ― в диспетчеров Харьковского РЦ.

Роковая ошибка бьша допущена Сумским в тот момент, когда он решил, что фраза «Вас понял... 8400», которую он услышал в ответ на свой приказ борту 65735 занять эшелон 9000 м, была произнесена командиром минского самолета и означала подтверждение о занятии нового эшелона. Экспертиза установила, что фраза принадлежала не борту № 65735, а другому ― Ил-62, борт № 86676, и полностью звучала так: «Вас понял, 676-й, 8400». Это означало, что экипаж  Комарова указание диспетчера об изменении эшелона не слышал и подтверждения о приеме информации не давал.
Оба диспетчера были осуждены народным судом к 15 годам лишения свободы каждый.

Этот день в истории узбекистанского футбола останется навечно. Имена пахтакоровцев-79 сохранятся в памяти людской, неважно, видели ли они их на поле или нет.

Вглядитесь в лица на фотографии. Через каких-то полгода многих из этих ребят уже не будет…

В селе Куриловка полным ходом идут работы на строительстве памятника футболистам ташкентского «Пахтакора», погибшим 11 августа 1979 года в авиакатастрофе над Днепродзержинском. С инициативой соорудить монумент при содействии клубов, выступавших вместе с «Пахтакором» в чемпионате СССР, выступили спортивные журналисты бывших союзных республик. Первыми по 2000 долларов на осуществление проекта внесли «Пахтакор» и «Кайрат».
«Поставить памятник намечено к 30-летию трагедии, но сроки могут сдвинуться», — признает Алла Шулепина-Тазетдинова, вдова пахтакоровца Идгая Тазетдинова, которая еще в 2005 году разработала проект мемориала, а сейчас руководит работами.

Источник ИА РИЦ