13.08.10 

Справка:

Виктор Иванович Стрельников. Генерал-полковник запаса. Военный летчик I-го класса. Освоил больше десяти типов современных боевых самолетов. В 1991 году закончил Академию Генерального штаба.  В 1999-2002 годах - Главнокомандующий ВВС Украины - заместитель Министра обороны Украины.

Военная авиация в Воздушных Силах Украины. Непраздничная беседа между праздникамиВ последнее воскресенье июля представители Воздушных Сил Украины отметили свой профессиональный праздник. Ровно через месяц авиаторы Украины празднуют День авиации Украины. Экс Главнокомандующий ВВС Украины - заместитель Министра обороны Украины генерал-полковник запаса Виктор Иванович Стрельников редко общается с журналистами. И тем не менее эта беседа состоялась. В преддверии главного для военных авиаторов праздника, Виктор Иванович рассказал о своем видении места военной авиации в вооруженных силах современной Украины.

- Какие изменения произошли в авиации ВС Украины с 2002 года по настоящее время. Ваша оценка хода реформирования.

- Изменения произошли очень большие и не в лучшую, по моему мнению, сторону. Но прежде, думаю, стоит напомнить, что собой представляли Военно-Воздушные Силы Украины к 2002 году, не говоря уже о 1992 году.

Во-первых, это утвержденный боевой состав в 300 боевых самолетов плюс чуть более 100 в резерве. К этому составу мы приближались. На вооружении ВВС находилась, в основном, авиационная техника 4-го поколения (Су-27, МиГ-29, Су-25, Су-24М, Ту-22М3).

Во-вторых, была создана гармоничная система подготовки кадров: первая школа профессиональных сержантов в гарнизоне Борисполь, колледж в Василькове, Харьковский институт летчиков, оперативно-тактический факультет при Наци­ональной академии обороны в Киеве. В состав ВВС вхо­дили 33 Центр боевой подготовки, Госу­дарст­венный авиа­ционный научно-исследовательский центр, 9 авиаремонтных предприятий, два научных центра.

В принципе было завершено структурное построение вида Вооруженных Сил. Мы какие Вооруженные Силы Украины строили? Минимальные по численности, мобильные, хорошо оснащенные и обеспеченные, профес­сиональные.

Так вот, ВВС - самый мобильный вид любой армии. И дело не только в скорости 2000 км/час, а и в способности быстрее всех переносить усилия как по направлению, так и по глубине. Это общепризнано и общеизвестно.

Хорошо оснащенная? А на вооружении у нас прекрасная боевая техника. Самолетов 5-го поколения в то время не было в природе, да и сейчас F-22 "Раптор" - единственный в ВВС США. Остальные самолеты в развитых странах максимум "4++", но и мы с 1996 года серьезно занимались программой модернизации наших самолетов. Все было подготовлено, не было финансирования не то что на модернизацию, даже на плановый ремонт. А ведь авиаремпредприятия освоили ремонт всех типов ЛА и двигателей, состоящих на вооружении.

Таким образом, ВВС были оснащены современной техникой и вооружением, в том числе управляемым и высокоточным.

Профессиональная? Но к 2001 году в ВВС проходило службу 74,6% профессионалов. Это офицеры, прапорщики, сверхсрочнослужащие и контрактники. Замечу, что в соответствии с тогдашней программой Вооруженные Силы Украины только к 2010 году должны были достигнуть уровня 75% военнослужащих по контракту. А в ВВС это было достигнуто в 2001 году.

Я уже не говорю о летчике. Нет такого военного специалиста, которого нужно готовить мастерски владеть оружием 10 лет! Это сложная и профессиональная работа. ВВС как вид ВС Украины был неплохо структурирован и способен к развитию.

Были и крайне больные проблемы, которые сопровождают авиацию и по сей день: керосин, исправность техники, жилье. В то же время, сокращая полки, командование ВВС было вправе рассчитывать на улучшение обеспечения, но на практике все наоборот! Это негативно отражалось на качестве боевой и оперативной подготовки, в целом на боевой готовности ВВС.

Вот кратко с такими победами и поражениями мы подошли к 2002 году.

Вы знаете, что с начала нашей независимости постоянно, как обязательное условие современной армии, ставился вопрос объединения ВВС и ПВО. Дважды практически объединяли с назначением единого руководства, но затем не без основания отказывались в последствии. Те объединения были не глубокими, а так называемыми столбами: столб ВВС и столб ПВО, а над ними единый орган управления. С 2001 года вопрос объединения двух видов ВС Украины был заменен термином "переход ВС Украи­ны на трехвидовую структуру". Т.е. по этой программе участниками реформирования становились все виды ВС Украины. 12 апреля 2002 года Коллегия Министерства обороны Украины приняла программу перехода на 3-видовую структуру. Требовались изменения в законодательстве, уже началась детальная проработка соответствующих планов.

А тут 27 июля, трагедия на аэродроме Скнилов. Черный день для гостей авиационно-спортивного праздника, черный день для Военно-Воздушных Сил, которые в миг превратились из любимой народом авиации в опасность, в угрозу, в криминал.  Ну, это совершенно отдельная тема.

Экстренно принимаются решения: проверить уровень, обеспечить, повысить, улучшить и т.д. Полезные, в целом, для авиации вещи. Но... денег нет. Выход? Надо сокращать, реформировать, при том срочно и по-крупному. Вернулись к объединению ВВС и ПВО в третий раз. Объединение проведено с более высокой степенью интеграции, чем в первых попытках. Вид существует, ему уже пять лет.

Виды Вооруженных Сил Украины, как и в  большинстве армий стран мира, сформированы по сферам, где они строят боевые порядки для ведения боя, сражения, операции.

Сухопутные войска это делают на суше, ВМС - на море-океане, а ВВС - в воздухе (Космические войска в своей сфере или в составе ВВС).

Конечно, предполагается тесное взаимодействие видов, когда общая задача решается дополнением друг дру­га в бою, где один сделает это эффективнее другого. Воз­можны оперативные объединения разновидовых сил для действий на отдельных направлениях. Но вид есть вид! Он способен в своей сфере вести самостоятельные действия и способен развиваться в соответствии с требованиями современности.

Совершенствование Воздушных Сил Украины как вида предполагает развитие преимуществ от объединения ВВС и ПВО. Одним из таких направлений могли бы стать действия по единому плану, направленному на снижение плотности удара средств воздушного нападения противника (СВН) нашей ударной авиацией, значительно облегчающей задачи ПВО по прикрытию войск и гособъектов. Однако ударная авиация ВВС сразу стала лишней обузой в Воздушных Силах. Ее расформировали, оставив чуть-чуть "для типажа", а в Белой Книге Министерства обороны Украины уже который год ни слова о судьбе прекрасного, единственного оставшегося ударного самолета типа Су-24М. Его как бы и нет! Почему? Нет никаких подвижек в модернизации истребителя в многоцелевой комплекс, способный одинаково поражать как воздушные, так и наземные (мор­ские) объекты, что в какой-то степени восстановило бы ударную составляющую ВС Украины. Уверен, выбран глубоко ошибочный путь развития Воздушных Сил. Авиация потеряла способность выполнять большинство из задач, возлагаемых ранее на ВВС. А кто эти задачи будет выполнять? Некому! И ничего выдающегося, нового, уникального в строительстве Воздушных Сил не придумано, не просчитано, не исследовано. Вид экстренно приводился к структуре корпуса войск ПВО 60-х годов прошлого века. Почему так происходит?

Вот здесь, уверен, главное в том, что при объединении ВВС и ПВО не определились с приоритетом - кто к кому присоединяется? C глубоким уважением отношусь к патриотам своей службы, офицерам и генералам войск ПВО. Но если это не ПВО страны, то ПВО все-таки вид боевого обеспечения. Такова ее роль в Сухопутных войсках, в ВМС. Так надо было бы решать и в случае с ВВС. А решили объединить полюбовно, на равных, чтобы никого не обидеть. И даже название вида как бы нейтральное. Но тогда почему же в Вооруженных Силах Украины есть Военно-Морские Силы, а не просто Морские? Надо и ВМС назвать проще - МС! Или в Сухопутных войсках высший вуз - академия, в ВМС - академия (до недавних пор институт), а в ВС - университет ХУВС. А высший вуз в Вооруженных Силах тоже университет (до недавнего времени НАОУ). Это к слову. Нет системного подхода.

Так что же мы получили в результате? По-сути, три вида ВС Украины: Сухопутные войска со своей ПВО и авиацией, Военно-Морские Силы со своей авиацией и ПВО, и собственно, войска ПВО со своей авиацией. Этот-то перекос и разрушает военную авиацию. Уже нанесено много вреда, и невозможно быть удовлетворенным ходом реформирования Воздушных Сил, потому как никакие конфликты современности не учат наших военачальников пониманию роли авиации в системе безопасности Державы.

- Что нужно сделать в стране, в Вооруженных Силах и командовании Воздушных Сил для доведения уровня состояния авиатехники, восстановления летного состава и других авиа­специалистов до современных требований?

- Вопрос поставлен очень широко. Можно начать с теории. Что собой представляет военная организация государства, место Вооруженных Сил  в ней, концепции, доктрины, программы и т.д.

Поэтому изложу свое мнение по конкретным проблемам. Прежде всего финансирование. Давно в оборот принят тезис "минимальной потребности ВС Украины". Кто его ввел, не помню, но за ним последовал следующий "бюджет проедания". Но вообще то это одно и то же. Министерство обороны много лет вытягивалось в нитку, стремясь "снять нагрузку на бюджет Державы", дескать, как-то подожмемся, вытерпим, понимаем сложности в стране, представляя минимальные запросы на год. За этим следовала необходимость сокращать ВС Украины, чтобы якобы от проедания выкроить что-то на боевую подготовку, технику, на разработки. Затем опять представляется "минимальная потребность", равная "проеданию" (т.е. содержанию ВС Украины на голодном пайке), а в условиях хронического бюджетного дефицита Министерству обороны опять же выделяется чуть меньше минимальной потребности. (Вспомните доклад руководителей МО о том, на сколько дней осталось ресурса кормить людей!)

Круг замкнулся, и Вооруженные Силы ходят по нему уже скоро два десятилетия. К тому же, хорошей завесой бюджетного недофинансирования служит так называемый "спецфонд" (берите, не жалко), который всегда выполнялся на четверть от назначенного за счет реализации вооружения и военной техники (ВВТ). Ведь все военные чертыхаются от этого!

А если ко всему этому прибавить нерациональность распределения бюджетных крох, лоббизм непервоочередных проблем?

Таким образом от нормального финансирования Вооруженных Сил никакими приемами уже не уйти, так как все опасное и смешное, позорящее армию Украины уже видно всем невооруженным глазом. И отменить как очковтирательство показушный специальный фонд для Министерства обороны или перенацелить его на другие программы государства, не связанные с его безопасностью.

Второе. Хорошо, получили, допустим, финансирование в целых 2% от ВВП по основному фонду. Их надо вручить в грамотные и профессиональные руки, чтобы могли эффективно эти средства использовать. И в этом вижу проблему.

Строя профессиональную армию, наши теоретики как-то свели работу только к проблеме перевода на контракт. Для офицеров он оказался настоящей липой, так как Минобороны абсолютно не дает офицеру возможности мастерски владеть профессией (что он обязан по контракту), и в то же время не обеспечивает его жильем, не предоставляет и обещанную в контракте компенсацию. Прокукарекали, что процесс начала новой контрактной армии пошел, и все. Осталось "главное звено" - рядовой контрактник. Как найти средства на его денежное содержание, чтобы не безработица толкала его на защиту государства, а обеспечивались нормальные условия жизни? Как решить его жилищный вопрос? Вот вокруг этого и "плавают" сроки  окончательного перевода армии на контракт, т.е. на профессиональные рельсы.

А как у нас обстоят дела с профессиональной подготовкой кадра? Генералов и офицеров. Все ли они соответствуют занимаемым должностям по уровню образования, прохождению службы, опыту наконец? Я знаю множество примеров, когда добросовестный офицер за 10 лет службы проходил десять служебных ступеней, иногда "перепрыгивая" 2-3, но ни одну должность так полностью и не освоив! Конечно, это беда , а не вина военного. Отсутствие настоящей боевой и оперативной подготовки, срочная потребность заполнения вакансий из-за непрекращающегося массива оргмероприятий и ухода профессиональных кадров не давали возможности нормального служебного роста. Не редки случаи, когда подчиненные учат начальника (и это не худший пример!). Хуже, когда некомпетентный начальник начинает проявлять волевые качества и приступает к главному, по его мнению, - реформированию. Военные организмы объединяют, разъединяют, переподчиняют, ликвидируют, а затем восстанавливают. При том не по одному кругу. Примеров масса. В общем, не скучно, но в центре этих поисков - видимость энергичных действий. Так кому же вручать 2% ВВП?

Нужно решать серьезную и весьма тяжелую проблему подготовки, подбора и расстановки кадров. "Кризисным менеджерам"(популярная в последние годы характеристика "мастера на все руки") в армии места нет. Слишком это сложный, ответственный и тонкий механизм. На каждой должности должен быть профессионал, глубоко знающий предмет руководства, знающий все, что должны уметь и делать его подчиненные, способный постоянно учить их, воспитывать свою смену, видеть перспективу своего направления. Таким образом деньги, да в профессиональные руки, решат проблему  восстановления и модернизации техники и подготовки летного состава к владению авиакомплексом в объеме курсов боевой подготовки с полным использованием того, что заложено в технике разработчиками.

Как-то один из журналистов при посещении в Японии предприятия заметил в одном из цехов надпись: "Кадры решают все!" "Это был коммунистический, большевистский лозунг!" - воскликнул он.  "Не знаю, чей это лозунг, - ответил японец, - но он верный!"

- Не так давно в еженедельнике "2000" была опубликована статья Владимира Бутенко "Нам угрожают страусы. В поисках оборонной достаточности". Ваше мнение по этому поводу?

- В целом статья интересная. Но удивляют предлагаемые пути выхода из ситуации, в которой находятся ВС Украины. Выход предлагается один: "временно (до получения надлежащего финансирования) сократить ВС (в том числе и боевые части), одновременно принимая меры для сохранения на будущее их боевого потенциала".

Автор хоть сам понял, что предлагает? Как это сократить боевую авиационную часть, одновременно сохранив на будущее ее боевой потенциал"? Если под боевым потенциалом понимать самолет, то без летчика он равен нулю. А как сохранить боевой потенциал летного состава "временно", до лучших времен, не летающего?

И продолжает. "Например, имея в бригаде тактической авиации 20% исправных боевых самолетов, стоит ли сейчас предаваться самообману относительно остальных? Сегодня никто не ответит на вопрос: сколько времени и ресурсов потребуется на приведение в боеготовое состояние этих 80%. Вот вам и пример поиска резервов для временного сокращения."

Каков удалец! А у кого-нибудь спрашивал, "сколько времени и ресурсов..."? Спросите у Командования Воздушных Сил, у Минобороны, и вам четко ответят и по времени, и по ресурсам (где-то в районе 900 млн. грн.), и чего стоит такой пример поиска резервов для "временного сокращения"? А считал ли автор, во что обойдется Украине такое временное сокращение и как видится по времени и ресурсам восстановление боевого потенциала в видах ВС Украины, в частности в авиации?

Он же и отвечает на поставленный вопрос: "Более того, возьмем на себя смелость утверждать, что четких механизмов восстановления ВВТ, массовой подготовки специалистов, а главное - материального обеспечения этих процессов в случае возникновения опасности для государства сегодня не существует - они утрачены." Хотя и здесь автор не совсем владеет ситуацией: четкий механизм восстановления боевой техники был и есть. Ничего не утрачено, а наоборот - развито.

Просто пора перестать некомпетентные выводы выдавать за свежие идеи и "временно" доводить Вооруженные Силы до роты почетного караула с оркестром!

Пора понять, что летчик - центральная фигура в авиации, как у нас говорят, штык! Ради того, чтобы летчик был готов к защите Отечества, построен аэродром, вся инфраструктура, трудятся и служат инженеры, техники, тыловики, связисты, медики, синоптики и много других специалистов. Работает штаб, школа, детский садик. И вся эта махина не нужна никому, если нет летчиков. Она работает на холостом ходу, если летчик не летает - он не готов к решению поставленных задач.

Ну а холостой ход дорого обходится. Люди растут в должностях, в званиях, кое-как поддерживают аэродром, средства связи, идет денежное содержание, выплата за свет, воду, газ, тепло и многое другое. А на выходе - ноль! Летчик не летает! Так не слишком ли это дорогое удовольствие - не летать? Не слишком ли просто и, повторюсь, дорогое удовольствие "временно" сократить, а при угрозе стране - быстренько "восстановить"!

Есть, конечно, граница экономических возможностей государства, а есть черта безопасности государства, уверенности, что агрессор понесет неприемлемый ущерб от ответных активных действий. Так вот, думаю, границу, за которой ВС Украины не смогут выполнить свой конституционный долг по защите Украины и нашего народа из-за неподготовленности, даже временно, переходить нельзя.

- Реально ли на данный момент восстановление группы "Украинские соколы" и что нужно для ее восстановления?

- В любом государстве, имеющем сильно развитую авиационную структуру, пилотажные группы создаются не просто так, для престижа. Пилотажные группы - это показатель высочайшего развития авиации страны, ее визитная карточка. Каждый думающий авиатор знает, что для создания пилотажных под­раз­делений нужен ряд условий, и среди них:

- широкий выбор летчиков, в совершенстве, идеально освоивших одиночный и групповой пилотаж на данном типе самолета (есть ли они у нас сейчас?);

- авиатехника должна отвечать всем современным требованиям и иметь солидный запас ресурса планера, агрегатов, двигателя (возможно ли это при таком уровне финансирования?);

- инструкторская база, т.е. наличие высококлассных методистов (тренеров), освоивших программу пилотажных групп. Без преемственности поколений (с 2002 года группы нет) это невозможно.

Есть еще целый ряд условий , и среди них на одном из первых мест - это желание видеть свою страну авиационной державой не на бумаге.

Поэтому на Ваш вопрос могу спокойно ответить: нереально. Ни в данный момент, ни в перспективе. Реально говорить не о восстановлении пилотажной группы, а о ее создании под старым, как говорят, брендом.

Ведь восстанавливать можно после перерыва, после смены части летчиков в группе. Восстанавливать можно то, что имеет хоть какую-то оставшуюся базу. А что мы имеем в остатке: летчиков нет, техника неисправна, опыт ушел и преемственность прервана.

Необходимо напомнить, как создавалась группа "Украинские соколы". Во-первых, была база индивидуальных пилотажников в ГАНИЦ и в полках, была база отбора не только желающих, способных, а и психологически устойчивых и совместимых для этого вида подготовки. Это должен быть очень дружный коллектив энтузиастов, чувствующий и понимающий друг друга в воздухе "по шевелению элеронов". Поэтому руководство ГАНИЦ, которому была поручена эта задача, выезжало в авиаполки, беседовало с кандидатами, выполняло с ними контрольные полеты на пилотаж. И только после этого принималось решение о зачислении в списки личного состава подразделения. В это же время готовились методики и программы подготовки, накапливался и тщательно анализировался видеоматериал и опыт выступлений лучших пилотажных групп мира.

Но, повторюсь, была база для отбора. Значительно большее количество авиаполков, еще сравнительно молодой высококлассный летный состав с приличным налетом. Это ведь 95-96 годы. Тем, 35-летним летчикам сегодня уже по 50 лет!

Сегодня даже приблизительно такую подготовку  Воз­душные Силы ВС Украины не обеспечили. Вообще это трагедия авиации. Можно, конечно, кое-как собрать летчиков, посадить их в Л-39 и потихоньку натаскивать, руководствуясь "пальцем в небо". Но в таком случае велика вероятность попасть пальцем и в землю! Надо помнить трагедии и в Умани при подготовке пилотажной группы "Украинские казаки" на Л-39, когда опытный первоклассный состав не смог избежать катастрофы при отклонении в программе пилотажа. Очень опасных предпосылок к ЛП не удалось избежать и при подготовке "Украинских соколов".

Методически путь один: дать возможность всем летчикам летать, совершенствовать мастерство, проявить себя в небе, расти в классности. Нужно ликвидировать для авиации деление летного состава на участников Сил быстрого реагирования и основных сил. И первые толком не летают, а вторым нужно лет пять осваивать самолет с налетом 90-100 часов ежегодно. Тогда появится нормальная база для отбора и пилотажников-солистов, и в целом пилотажной группы.

Эта работа не самоцель, конечно, (создание только пилотажной группы), а необходима она для повышения боеспособности украинской боевой авиации, для ее боеготовности и повышения уровня безопасности полетов.

Знайте: больше летаешь - дольше летаешь! И, к сожалению, наоборот.

В заключение. Мы накануне знаковых праздников в августе - Дня независимости Украины, а следом и Дня авиации Украины. Хочу поздравить через нашу газету авиаторов, летчиков, инженеров, техников, специалистов тыла и связи, ветеранов, семьи авиаторов с этими нашими праздниками! Пожелать всем счастья и здоровья, благополучия и успеха во всех делах! Удачи!

Беседовал Владимир Алексеев. Еженедельник "Крила України".