30.05.21 

ImageВскоре выйдет из печати книга военного летчика Василия Мулика "Congo-Донбасс. Вертолетные флэшбеки "

"... Африка ... Прекрасная, обманчивая, опасная ... Всегда разная, всегда неожиданная, всегда неверная ... Этот чертов черный континент давно стал для меня наркотиком. Привыкание - стопроцентное, с первого приема, с первой дозы. И сколько бы я не зарекался возвращаться сюда, всегда возвращаюсь снова ... И все мы снова возвращаемся сюда - к краю жары и духоты, тропических ливней и бескрайних джунглей, малярийных комаров и ядовитых змей, экзотических фруктов, но не менее экзотических инфекций, чернокожих людей и их бесконечной, бессмысленной, непонятной, абсурдной войны "- такие слова посвятил Африке военный летчик-вертолетчик, миротворец Василий Мулик в своей книге "Congo-Донбасс. Вертолетные флэшбеки ", который вскоре выйдет из печати.

- Книга написана мной в двух временных слоях: один - это Конго, второй - Украина, - говорит он. - Это не истории, а короткие флэшбэки, то есть один случай, мои ощущения того, что я увидел своими глазами в Африке - и мой флэшбэк с российско-украинской войны. Не то, чтобы я проводил параллели, скорее, это набор коротких, связанных между собой где-то по содержанию, где-то по теме, воспоминаний-молний. Думаю, читателю будет интересно. 

ImageПервая миротворческая миссия: более двухсот часов в африканском небе

Африканский континент стал страстью Василия еще в 2007 году, во время его первого участия в миротворческой миссии в Либерии.

- Африка меня просто сбила с ног, - вспоминает Василий. - Я просто влюбился в нее - яркую, красочную, ни с чем несравнимую. Это такое место, в которое просто невозможно не влюбиться, а затем невозможно не возненавидеть.

Всего Василий отбыл семь ротаций в Либерии, одну - в Конго, еще одну - в Кот-д'Ивуаре. В совокупности это несколько лет жизни, отданных службе за тысячи километров от дома.

- Служба в Африке организована так же, как и служба в Украине - это обычное подразделение, - говорит военный летчик. - Мы выполняли задачи по перевозке Миссии, гуманитарных грузов, осуществляли медицинскую эвакуацию, несли службу в системе поисково-спасательного обеспечения, то есть выполняли обычную работу вертолетчика. Но нагрузки и интенсивность были сильными. Например, с первой миссии, которая длилась шесть месяцев, я "привез" 230 часов налета - это очень много.

Тогда он еще не знал, что опыт, полученный на Африканском континенте, через несколько лет ему пригодится и в украинском небе.  

ImageОпасное украинское небо

- В Краматорск я прибыл 15 марта 2014, когда АТО даже не была официально объявлена, - делится воспоминаниями Василий. - Сначала осуществляли патрульные полеты, перевозили какие-то грузы и людей. Затем стали вывозить раненых. А потом нас начали сбивать.

31 августа 2014 во время движения к точке эвакуации очередной партии раненых вертолет Василий и его экипаж был обстрелян из вражеского ПЗРК. Несколько страшных мгновений вертолетчики наблюдали, как к их борту приближается смертоносная ракета. Дальше - маневр, который нарушал все существующие инструкции, отстрел тепловых ловушек - и им удалось буквально сбежать от нее. Вернувшись на базу и немного оправившись от пережитого, вертолетчики снова приступили к своей опасной работе.

Через три года Василий Мулик получил почетную награду - орден "Народный Герой Украины".  

Авиаторы-сухопутчики

 

"Нам, "армейцам", как нас с долей иронического превосходства называют летчики Воздушных Сил, повезло со спектром задач больше всего:"армейская авиация предназначена для поддержки сухопутных войск во время общевойскового боя на переднем крае и в тактической глубине, а также ..." И вот в этом «а также" столько всевозможных вкусностей и ништяков спрятано, что только держись.

Забросить группу на "ноль"? Армейцы. Раненых вывезти? Армейцы. Воздушная разведка? Армейцы. Гонять российского дрона? Армейцы. Десантирование парашютным (посадочным, штурмовым - выбирай, что больше нравится) способом? Тоже армейцы. Генерала повозить, министра какого-то или группу слепо-глухо-немых ОБСЕ-евромастурбаторов? Опять, мы - армейцы. Огневое поражение, десантные операции, поисково-спасательное обеспечение, медицинская эвакуация, перевозка войск, техники, грузов - все это возлагается на армейскую авиацию. Нас, вертолетчиков ... " - еще  строки из будущей книги Василия Мулик, но посвященные уже летчикам армейской авиации.

- Я начал работу над книгой в начале 2020 года, - говорит автор. - Дело в том, что о нас, об армейской авиации, об украинских вертолетчиках очень-очень мало знают. Обычно нас позиционируют как часть Воздушных сил. Параллель проста: летчик, летает - значит Воздушные силы. И главный акцент я делаю в книге именно на то, что армейская авиация - это компонента Сухопутных войск. Мы работаем вместе с пехотой, ради пехоты и в интересах пехоты.

На днях Василий Мулик вернулся с очередной ротации из района ООС, где в течение нескольких месяцев выполнял свою уже привычную за многие годы работу - эвакуировал раненых, перевозил личный состав и грузы. Теперь с нетерпением ждет выход своего долгожданного детища - книги, посвященной всему смысла его жизни - авиации.

"... Да, мы, вертолетчики, народ особый, необычный, во многом странный. Но мы знаем - и за годы войны только убедились в этом - мы отнюдь не "белая кость, голубая кровь", не высокомерный военный истеблишмент, парящий где-то над облаками, без ощутимой пользы и видимого результата. Мы не неженки-чистоплюи. Мы не отказываемся ни труда, ни крови, ни грязи. Мы почти такая же пехота - неприхотливая, азартная, зайобаная, злая, циничная, веселая, жестокая, зубастая, каждый раз готовая огрызнуться огнем, небритая, немытая, пропахшая потом, топливом, кофе, табаком, дымом, степной пылью и горькой полынью. Мы - бешеная стая отлитых из авиационного алюминия саркастических и ненормальных психов-романтиков. А еще мы - обычные военные. Мы так же пьем водку, материмся, травим байки и любим женщин.

Мы - почти пехота. Махра, которая воюет верхом на быстрых металлических вивернах, что виртуозно машут лезвиями винтов. Да, мы пехота, хоть не роем окопов и не стоим на "передке". Но мы всегда готовы прийти на помощь тем, кто роет и стоит ТАМ. Мы тоже воюем - как и все. Мы тоже ненавидим врага - как и все. Мы тоже любим и защищаем своих - как и все. И мы тоже погибаем - как и все.

Мы есть. И мы - работаем. Каждый день. И даже сейчас, в именно этот момент, где-то над степями и терриконами, мчится по Медэваку, осторожно прижимаясь к земле, старушка восьмерка или, спешно в нетерпеливой ярости, раскручивает лопасти-сабли двадцятьчетверка, поднятая с дежурства, чтобы охотиться на очередного "Орлана".

Мы - Сухопутные Войска.

Мы - авиация пехоты.

Армейская авиация ... "

Источник armyinform