05.08.19 

Третьекурсник Алексей Быченко отвел самолет от жилых районов26-летний курсант катапультировался с критически опасной высоты, 400 метров, только после того, как убедился, что самолет приземлится на поле.

2 июля около 16 часов соцсети подорвало сообщение о «нештатной ситуации» во время выполнения курсантом самостоятельного полета... Никаких подробностей - лишь краткие информационные сообщения и упоминание, что пилот катапультировался...

А в это время весь в саже и царапинах Алексей присел на колени, перекрестился, глядя на охваченный огнем самолет... Включил телефон, тот ожил сразу: «Напоминаем о кредите... и заберите карту...» - «И все-таки у Бога есть чувство юмора!» - мысленно отметил парень...

А жители соседних сел продолжали прогуливаться, забирать детей из садиков... Они даже не подозревали, что молодой человек только рисковал жизнью, чтобы не было беды...

Восемнадцатый самостоятельный полет

Мы встречаемся через несколько недель после случая на территории госпиталя... Алексей уже сотню раз прокрутил в голове переломный для него день. Говорит: даже если дорастет до больших звезд и умножит свой пока скромный налет в десять раз, вряд ли забудет, как летом 2019-го молодым курсантом маневрировал на падающем самолете...

- Это был мой восемнадцатый самостоятельный полет, - рассказывает Алексей. - Задача относительно простая - отработать выход в определенное время на определенную точку, в будущем это будет не точка, а цель. Я спокойно долетел до самой дальней точки от аэродрома, прошел ее, развернулся и началось... Панель управления замигала красным, светосигнализаторы не успокаивались, обороты упали, звук потух... Гадать было нечего: отказ двигателя. Скажу честно: взял себя в руки не сразу. Несколько секунд понадобились на борьбу с собой. Зато за эти секунды я уже продумал несколько вариантов развития событий и четко решил, как буду действовать.

Аэродром - далеко. Зато рядом - жилые районы...

Самолет летел на скорости около 450 км/ч, на ней еще можно довольно далеко планировать. Но ситуация осложнялась относительно небольшой высотой в 1800 метров, а также тем, что аэродром - далеко. Зато рядом - населенные пункты...

- Прежде всего доложил руководителю полетов. Его спокойный голос добавил уверенности. Далее, по его указанию, пробовал запустить двигатель в полете. Минимальная высота, которая для этого необходима, - полторы тысячи метров, поэтому много попыток у меня не было. Первый запуск оказался неудачным: снова падали обороты, запуск не состоялся ... Во время второй попытки ситуация повторилась, потом снова... Рисковать дальше смысла не было, ведь высота снижалась... Поэтому начал отводить падающий самолет от населенных пунктов. Слева заметил поле и маневрировал к нему... Конечно, значительно безопаснее для своего здоровья мне было бы катапультироваться с высоты 1500 метров... Но как бы я мог потом жить с этим, зная, что позаботился о себе, зато самолет после моего приземления «нашел» какой-то дом или еще хуже детсад? А, зная еще и мою «везучесть»... Но сейчас я был командиром экипажа и принимал решение...

«Леха, что, правда? У вас кто-то прыгнул? - «Не мешай, как раз купол собираю...»

Парень понимал, что после катапультирования куда-то отбросит фонарь весом 70 килограммов, улетит стокилограммовое кресло... Что уж говорить о самой четырехтонной птице? Поэтому катапультировался с критической высоты в 400 метров только после того, как убедился, что все - под контролем.

- Радиообмен слушали все. В комнату сбежались и курсанты, и инструкторы... После моих слов: «катапультируюсь» прошло около пяти минут. И для меня, и для коллег эти минуты были вечностью... Пока приземлился, пока встал, пока проверил, целы ли руки-ноги, пока включил телефон и с проклятым банком поговорил... Вот и пять минут... Когда отзвонился, услышал крики и аплодисменты... Я видел момент, когда самолет столкнулся с землей и загорелся... Я был близко, даже поток горячего воздуха на себе почувствовал. Самолет упал между двумя деревнями, как раз на ту часть поля, где уже скосили пшеницу. К счастью, ни фермеров, ни техники на ней не было... Я даже немного упростил работу крестьянам, потому что скошенное поле и так должны были палить. Начали звонить курсанты с других курсов: «Леха, что, правда? У вас кто-то прыгнул? А кто?» Говорю: «Не мешай, как раз купол собираю...»

Недаром зубрил теорию

Третьекурсник сразу сорвал все опознавательные знаки, ведь до границы было совсем близко. И уже через несколько минут к нему подбежали селяне...

- Все плакали и обнимали меня, неизвестно еще кого успокаивать нужно было, - говорит парень. - Приехали скорая, пожарные, полиция... Интересно, что когда медики начали мерить давление, я думал, что там показатели близки к инсульту, а оказалось 120/70. Позже подлетел вертолет... Я еще шутил: «Может лучше все же автомобилем?..." В салоне летел один и постоянно прокручивал в голове, нигде ли не ошибся, ибо, как мы часто шутим между собой, «курсант всегда виноват»... Почему-то никаких философских мыслей на тему жизни, детей и вечности вообще не было... Нас научили, что, закрывая крышку фонаря, мы закрываем крышку гроба, и главное - ее открыть. Я ее не открыл, а сбросил в воздухе...

После этого Алексей в очередной раз убедился, что не зря зубрил теорию и слушал наставления опытных инструкторов. Не только он, но и одногруппники теперь четко знают, что каждая скучная книга важна, потому что большинство авиационных правил пишутся кровью.

- А начиналось все с детской мечты стать космонавтом, - философски добавляет напоследок Алексей. - А превратилось вот в какую взрослую реальность!

Источник Армія Inform   Автор: Анастасия Олехнович