15.02.18 

Крылатая «скорая»«На борту «Виты» за весь период войны мы не потеряли ни одного бойца» - военный медик П.Горчук 

  Винницкие военные медики одними из первых начали осуществлять аэромедицинскую эвакуацию раненых бойцов. За четыре года войны, благодаря реанимационно-операционному самолету Ан-26 "Вита", они доставили из зоны АТО в лечебно-профилактические медицинские учреждения Минобороны тысячи бойцов.

О "реанимации на крыльях", ее врачах и оборудовании, стандартах НАТО и эмоциональной стороне борьбы за жизнь - наш разговор с начальником отделения медицинского обеспечения аэромедицинской эвакуации клиники неотложной медицинской помощи, интенсивной терапии, анестезиологии, реанимации и детоксикации Военно-медицинского клинического центра Центрального региона Павлом Горчуком.

 Крылатая «скорая» - В 2001 году по заказу Военно-медицинского центра ВВС ВСУ самолет Ан-26 на Одесском авиаремонтном заводе переоборудовали в реанимационно-операционный вариант. Самолет получил название "Вита". Он был оборудован для осуществления интенсивной терапии и выполнения хирургических вмешательств по жизненным показаниям, - рассказывает Павел Горчук. - Еще до начала войны в мирное время врачебно-сестринские бригады успешно проводили аэромедицинскую эвакуацию тяжелораненых и больных. Более того - многие врачи учились за границей на курсах по аэромедицинской эвакуации по стандартам НАТО. Поэтому когда началась антитеррористическая операция, наши бригады были готовы к осуществлению боевых вылетов и транспортировки раненых. Создается бригада из анестезиологов, хирургов, медицинских сестер, при необходимости - врачей других профилей. Сейчас действуют две бригады, которые обеспечивают дежурство 24 часа семь дней в неделю. Это, кстати, стандарт НАТО - круглосуточная готовность.

- Я так понимаю, что "Вита" - это как "реанимация" на крыльях. Каким оборудованием обеспечен самолет?

Крылатая «скорая»- В реанимационно-операционном Ан-26 содержится операционная со специальным столом и всем необходимым оборудованием: мониторы неинвазивного определения артериального давления, пульсоксиметры и кардиомониторы, аппараты искусственной вентиляции легких, кислородные баллоны, аспираторы, шприцевые помпы и теплые растворы для инфузий, вакуумные носилки, медикаменты и другое оборудование. Отдельно оснащена палата интенсивной терапии с койками для больных или раненых. Все это позволяет нам предоставлять необходимый объем помощи. За один вылет санитарный борт может перевозить до 13 раненых в различных состояниях (пятеро лежачих и восемь сидячих).

- Были в вашей практике критические вылеты или ситуации в воздухе?

  - Наша бригада "фартовая", потому что именно мы взлетели из донецкого аэропорта за сутки до первой мощной атаки боевиков. Это был мой первый вылет в зону АТО и один из самых опасных. В тот день все происходило быстро, даже слишком быстро. Утром поступил приказ на вылет в зону АТО с целью транспортировки тяжелораненых бойцов. Накануне разбили колонну под Волновахой, и ребят надо было доставить самолетом из донецкого аэропорта в Одессу. Связь держали с представителем департамента здравоохранения Донецкой облгосадминистрации. Нам сообщили, что должны забрать пятеро лежачих, среди которых один в тяжелом состоянии, и семь бойцов средней тяжести. Всего было 12 пациентов. Когда сели в Донецке, то оказалось, что одного военнослужащего нам не доставили. Я спросил, почему его не отдают, говорил: "Доставьте в аэропорт нам, мы стабилизируем и доставим живым». По словам координатора, его не отдавали из больницы, и это был майор ... На следующий день, в Виннице, когда я увидел в новостях, что терминалы донецкого аэропорта разрушены, понял, что, очевидно, наш самолет был последним, который взлетел из неразрушенного донецкого аэродрома. Это мое предположение ...

  Тяжелее всего работать было в первые месяцы войны. Коллегам приходилось осуществлять по два вылета в сутки. Например, перевозить раненых из Днепропетровска в Одессу или Киев, возвращаться в Харьков и лететь на Львов. Большинство раненых были с боевыми травмами, которые сопровождались массивной кровопотерей плюс психологическими нарушениями. А надо работать ... на высоте. Это не просто капельницу поставить, что также не каждому под силу. Надо было с каждым познакомиться, почувствовать его боль, отреагировать, помочь, успокоить, правильно разместить, чтобы приземлиться на землю со всеми живыми на борту. После таких вылетов чувствуешь невероятное эмоциональное истощение. А представьте, как приходится работать в такой обстановке медсестрам! На счету каждой из них минимум по тысяче перевозимых бойцов с различными видами поражений. На хрупких сестринских плечах держится порядок в самолете-спасителе. Они каждую секунду в непосредственном контакте с ранеными.

- Нагрузка колоссальная. Очевидно, чтобы не было выгорания, должна быть солидная мотивация и желание совершенствовать свои навыки?

- Все военные медики, осуществляющих аэромедицинскую эвакуацию, это в первую очередь профессионалы своего дела, которые имеют большую практику в эвакуации раненых и больных - как наземным, так и воздушным путем. Это звучит неоднозначно, но благодаря войне мы научились самоорганизовываться, действовать в экстремальных обстоятельствах и спасать жизни украинского  защитника. На борту "Виты" за весь период войны мы не потеряли ни одного бойца. И это безусловно большой плюс. А учитывая то, что с января 2016 года в Вооруженных силах Украины введено стандарты Организации Североатлантического альянса по медицинской эвакуации, мы имеем все возможности для совершенствования своих навыков во время совместных операций со странами - членами альянса. Хотя, если откровенно, наше отделение уже давно работает по стандартам НАТО. Медики постоянно проходят обучение по тематическому усовершенствованию и изучению английского языка. В команде работает двое военнослужащих, проходивших обучение непосредственно в США и имеют сертификацию специалиста по аэромедицинской эвакуации международного стандарта.

Источник misto.vn