20.04.08 

Коллекционер «ветеранов»Львовский бизнесмен Геннадий Хазан для полетов покупает только старинные модели самолетов. После реконструкции цены на них выростают в несколько раз.

Самолетами Геннадий Хазан, владелец компании «Центурион», «заболел» 14 лет назад.

Случилось это в Польше, во время открытых дней в аэроклубе «Подкарпатском» неподалеку от города Новый Сонч. Геннадий оказался единственным, кто согласился полететь в качестве пассажира на спортивном самолете. Более того, уговорил пилота дать ему возможность управлять аэропланом. «Это сейчас, имея опыт пилотирования, понимаю, с какой неохотой авиаторы отдают штурвал в чужие руки, — вспоминает бизнесмен. — Польские пилоты за глаза называют таких любителей полетать «задницами».

После этого первого полета до серьезного увлечения авиацией прошло четыре года. В течение этого времени страсть к самолетам была, скорее, платонической, пока Геннадий не стал курсантом Львовского аэроклуба. На тот момент ему уже исполнилось 36 лет.

Спустя год Хазан получил в аэроклубе документ, который теперь уже можно считать раритетным. Назывался он «Свидетельство пилота-спортсмена ДОСААФ СССР». «Летали мы тогда фактически на птичьих правах, — рассказывает летчик-любитель. — А свидетельство… Это то же самое, как если бы автомобилисту выдали права, разрешающие ездить по левой стороне дороги». Настоящую же лицензию частного пилота бизнесмен получил через три года в киевской школе АСЦ «Пилот». За два месяца он прошел курс обучения, который стоил тогда около 3,5 тысячи долларов. Сейчас он является президентом Всеукраинской авиационной ассоциации «АОПА Украина» — ассоциации частных пилотов и владельцев самолетов.

Аэропарк в 240 тысяч евро

В аэропарке Геннадия Хазана сейчас три самолета: один советский Як-12А и два чешских Zlin 526AFS и Morava L-200D. Все машины уникальны, ведь каждая является старинной моделью. «Яку» в этом году исполнится 50 лет. «Чехи» тоже не молоды — один «родился» 40 лет назад, другой — 46. Все самолеты Хазан покупал в Польше. В какую сумму это ему обошлось, не сказал. Правда, уточнил, что ни за один самолет не заплатил больше 10 тысяч долларов. Для тех моделей, что ему удалось купить, цена была смехотворной, считает он. Ведь подобных «Яков» в мире осталось не более 15 штук, а Zlin и Morava — не больше 30 каждой из моделей.

Покупка каждой машины происходила примерно одинаково, так как самолеты вылетали свой ресурс и стояли в ожидании ремонта в польских аэроклубах. Причем стояли там уже не один год. Но до их реставрации руки не доходили, потому что клубы в то время переживали реорганизацию и переходили от госдотаций на самофинансирование.

Дольше всего Хазану пришлось бороться за Zlin 526AFS. Этот самолет у поляков считался исторической ценностью. Он действительно имеет заслуженную «биографию». Самолет был сделан чехами специально к чемпионату мира по высшему пилотажу для сборной Польши. И польский пилот, выступивший на нем, занял призовое место. Затем долгое время на Zlin летал чемпион мира Януш Касперек. А отработав свое, 15 лет самолет простоял в аэроклубе под Люблином, пока руководство клуба под натиском львовянина не сдалось. Геннадий обязался отдать дань памяти пилоту самолета Янушу Касперику, погибшему в 2000 году, — написал его имя на фюзеляже.

 «Старинные самолеты — как женщина: им столько лет, на сколько они выглядят», — с улыбкой говорит Хазан. Сейчас, после реставрации, каждый из его экспонатов стоит не меньше 70 тысяч евро, уверен он.

Всего в реставрацию было вложено около 100 тысяч долларов. Правда, летать сейчас можно только на Як-12А. Он вновь начал подниматься в воздух с 2001 года. Советский «ветеран» стоит на аэродроме львовского клуба. И его содержание обходится владельцу до 500 долларов в месяц. 

Zlin сейчас проходит «второе рождение» и будет готов к полетам уже этим летом. Его восстанавливают на чердаке офисного здания компании бизнесмена «Центурион». Для этого в перекрытии сделали проем и установили специальный подъемный механизм. Работы уже подходят к концу, осталось обтянуть фюзеляж специальной тканью и покрасить самолет, а затем облетать его. Реставрация старинных самолетов — это очень сложная работа, для каждой операции требуется отдельный специалист. А их иногда приходится «выписывать» из других городов. Так, обтяжкой будут заниматься харьковчане, а летчика-испытателя пригласят из Польши.

В Польше реставрируют и второго «чеха» — самолет Morava. Хазан надеется, что этим летом ему уже удастся полетать на нем. И заранее готовится к трудностям, с которыми придется столкнуться при перевозке самолета через границу. Дело в том, что таможенную пошлину на самолет взимают не с реальной цены, за которую был куплен летательный аппарат. Налог рассчитывают, исходя из рыночной стоимости машины.

Животный ужас в небе

Чем больше летаешь, тем меньше остается страха, признается Геннадий. Хотя присутствует он всегда. И не важно, был ли это первый в истории Украины полет частного самолета в Словакию или обычный перелет в Харьков. А попадать случается в очень экстремальные ситуации. Последняя случилась в январе этого года, когда Геннадий впервые в жизни попал в обледенение. На крыльях и стеклах кабины вырос слой льда миллиметра в четыре. «Как я справился с управлением самолета и благодаря чему посадил его — одному Богу известно», — вспоминает Хазан. Но по-настоящему «животный» ужас он испытал, чуть не угодив во фронтальные грозы. «Пролетал километрах в двух от грозовых туч, наблюдал слоистые облака, между которыми была темно-фиолетовая бездна, — рассказал пилот. — К счастью, нашел разрыв в облаках, успел дойти до своего аэродрома, приземлиться и закатить аэроплан на стоянку. И буквально тут же аэропорт накрыла вторая волна грозового фронта».

По словам Хазана, рано или поздно с каждым пилотом случается одно и то же — приходит чувство собственной неуязвимости. Не минуло это и Хазана. Но он утверждает, что сумел его преодолеть.  Теперь всегда летает в военном шлеме ЗШ-7, не обращая внимания на насмешки других пилотов-смельчаков.  А еще он никогда не садится в самолет в шортах — только в комбинезоне. Руки защищает специальными перчатками. То есть соблюдает элементарные меры по противопожарной безопасности. «В частной авиации строгих требований к одежде нет. Но, не дай Бог, случится возгорание двигателя, более устойчивая к огню одежда даст дополнительных 20-30 секунд форы для посадки самолета или прыжка с парашютом», — уверен пилот.

Не исключает Геннадий Хазан, что в будущем его хобби может перерасти в бизнес чартерных перевозок. Причем его не смущает возраст машин. Говорит, эта «старина» только добавляет им эксклюзивности. Ему уже поступали предложения продать самолеты, но он отказался.

Коллекционер «ветеранов» Коллекционер «ветеранов»

Генадий Хазан и его Як-12А во время 5 международного авиаперелёта АОПА Украина сентябрь 2007
Фото © sixe

Инфо. АЭРОПАРК ГЕННАДИЯ ХАЗАНА

 На Zlin 526AFS можно поупражняться в высшем пилотировании. Тем более что опыт у Геннадия Хазана есть. Он — чемпион Крыма-2002 по высшему пилотажу на кубок Авдеева.

 Як-12А — это среднескоростной самолет, способный приземлиться на любую мало-мальски пригодную площадку, в том числе и в поле. 

 А Morava L-200D способен развивать скорость 270 километров в час и преодолевать дистанцию до 1,2 тысячи километров.

Дмитрий Орлов, «Дело»

Источник Дело